Пропустить контент

О встрече мыслителя Диогена и завоевателя Александра Македонского

Опубликовано в Философия

Когда Александр Македонский пришёл в Аттику, то, разумеется, захотел познакомиться с прославленным «маргиналом» как и многие прочие. Плутарх рассказывает, что Александр долго ждал, пока сам Диоген придет к нему выразить свое почтение, но философ преспокойно проводил время у себя. Тогда Александр сам решил навестить его. Он нашёл Диогена в Крании (гимнасии неподалёку от Коринфа), когда тот грелся на солнце.

Александр подошёл к нему и сказал:
«Я — великий царь Александр».
«А я, — ответил Диоген, — собака [греч. κύων — киник] Диоген».
«И за что тебя зовут собакой?»
«Кто бросит кусок — тому виляю, кто не бросит — облаиваю, кто злой человек — кусаю».
«А меня ты боишься?» — спросил Александр.
«А что ты такое, — спросил Диоген, — зло или добро?»
«Добро», — сказал тот.
«А кто же боится добра?»
Наконец, Александр сказал:
«Я правитель Македонии, а скоро и всего мира. Что мне сделать для тебя?».
«Отойди, ты заслоняешь мне солнце», — сказал Диоген и продолжил греться.

На обратном пути, в ответ на шутки своих приятелей, которые потешались над философом, Александр якобы даже заметил: «Если бы я не был Александром, то хотел бы стать Диогеном».

Диоген умер в возрасте около 90 лет 13 июня 323 года до н. э. – в один день с великим завоевателем, не знавшим поражений.

Киники отрицали всякую власть одного человека над другим — и если удостаивали разговором вообще, то только на равных — ибо разговор возможен только между равными. Не на равных — не разговор, а явное или скрытое выпрашивание большей власти или большего имущества. И то и другое киникам было безразлично — и потому они бывали вознаграждены возможностью общения. И не важно, кто перед тобой: последний нищий или властелин мира, каким был завоеватель земель и народов, бессильный перед мыслителями Александр Македонский, — главное, возрос ли он до способности быть собеседником?

Что до Диогена, то сокровенный смысл его слов был следующим: ты — царь, а я — выше тебя, и брат мой не ты, а солнце, бог истины; поднимись над собой, и мы поговорим — во имя Достойного созерцания. Александр просто не понял. Как не поняли этот разговор многие последующие поколения людей, далёких от познания первооснов жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Копирование материалов сайта только с разрешения авторов